5 июля 2021

Владимир Котельников: «Здорово, когда судья  – сам действующий летчик»

Кубок Гагарина по высшему пилотажу на реактивных самолетах, который прошел в Орешково 12 июня, – первые соревнования в этом классе самолетов в современной истории страны. Последний раз подобные состязания проводились в 1991-м году. В интервью RussianAirRace главный судья Кубка Гагарина Владимир Котельников объяснил критерии оценивания соревнований в новом формате, проанализировал работу судейской бригады в Орешково и рассказал о специфике работы арбитров на состязаниях по высшему пилотажу.

– Недавно на аэродроме «Орешково» прошел Кубок Гагарина по высшему пилотажу на реактивных самолетах, в России такие соревнования не проводились достаточно долго. Как оцениваете организацию в Калуге?

– Это были первые соревнования в истории современной России, последний раз аналогичные состязания прошли более 30 лет назад. В Орешково был тестовый старт по новому формату, чтобы на следующий год его могли включить в единый календарный план (ЕКП) физкультурных и спортивных мероприятий. Программа соревнований выполнена полностью с соблюдением всех мер безопасности.

 – Каковы были погодные условия?

– В Орешково они были не самыми простыми: низкая облачность, хотя ветер был не очень сильный.

 – По каким правилам проходил Кубок Гагарина на реактивных самолетах, учитывая тот факт, что последний раз подобные соревнования состоялись в 1991-м году?

– Соревнования прошли по правилам аккредитованной Министерством спорта дисциплины «самолетный спорт». Только здесь были созданы специальные дополнения, учитывающие специфику полетов на реактивных самолетах. В Орешково для пилотов был предложен самый простой набор фигур высшего пилотажа, который впоследствии может быть усложнен.

 – Насколько сложно адаптировать правила класса поршневых самолетов к классу реактивных?

– В соревнованиях ПСВП (поршневые самолеты высший пилотаж) оценка фигур пилотажа сложнее, там другие фигуры и много вращений. Кубок Гагарина проходил в тестовом формате, впоследствии правила будут дорабатываться и усложняться. Может, в скором времени мы даже увидим те же самые категории, которые существуют в поршневом классе: третья и вторая лига, Intermediate, Advanced и Unlimited.

 – За пределами нашей страны сейчас проводятся соревнования на реактивных самолетах?

– У меня пока нет такой информации. Еще раз отмечу, что и в России в таких стартах был очень длительный перерыв. В Кубке Гагарина приняли участие девять человек. Надеюсь, в следующем гому количество пилотов вырастет.

 – Расскажите, на какие критерии полета обращают внимания судьи во время выступления участников? За что ставят баллы, за что штрафуют?

– На Кубке Гагарина мы оценивали выступления спортсменов по критериям судейства самолетного спорта. В самолетном спорте применяется десятибалльная система. Каждая фигура высшего пилотажа имеет свой коэффициент сложности. За каждое отклонение в пять градусов снимается один балл на каждом элементе фигуры высшего пилотажа. Петля Нестерова должна быть абсолютно круглой, линии вертикальными, углы 45 градусов вверх и 45 градусов вниз. Линии до и после вращения должны быть равной длины. Если на угле 45 градусов выполняется бочка, то линия до нее и после должны быть одинаковыми, если они отличаются, например, в два раза – снимается два балла; если разница незначительная – снимается один балл. Если разница значительная – штраф три балла. Если в процессе выполнения фигуры спортсмен набирает ошибок и отклонений более 10 баллов, ему ставится оценка (0,0)-мягкий ноль. Если спортсмен не выполнил фигуру или направление при выполнении фигуры от нормы составляет 90градусов и более, ставится оценка (HZ)- твердый ноль. Потом оценки судейских записок заносятся в компьютер, специальная программа обрабатывает и выдает итоговый результат.

 – Какие соревнования сложнее судить: в поршневом классе или в реактивном?

– Оценивать пилотаж реактивных самолетов не сложно, потому что комплекс пилотажа состоит из базовых фигур. Однако трудность придает то, что полеты проходят на больших высотах, и иногда самолет залетает в облака. Любая фигура или элемент фигуры, выполненный спортсменом в облаках оценивается (HZ) – твердым нолем. Поэтому высота нижней кромки облачности  – 2200 метров, это отличные условия для проведения соревнований на реактивных самолетах.

– Вы являетесь главным судьей соревнований на Кубок Гагарина. Сколько всего человек в судейском корпусе?

– В Орешково арбитров было трое (Владимир Котельников, Людмила Зеленина, Владимир Ильинский  – прим. RussianAirRace), как и предписано правилами, этого вполне достаточно. Однако чем больше судей оценивает полет спортсмена, тем объективней итоговая оценка. Еще один немаловажный факт: когда мы судим соревнования на поршневых самолетах, обязательно ведется видеосъемка: все спорные вопросы можно посмотреть на видеозаписи и принять единственное верное решение. Очень бы хотелось, чтобы следующие старты на реактивных самолетах проходили также с видеосъемкой, а еще лучше с выводом на большой экран, чтобы зрители видели весь полет спортсмена.

– За что отвечает каждый из ваших коллег?

– Наши позиции находятся на расстоянии до десяти метров друг от друга, каждый судья оценивает фигуру независимо от остальных членов судейской бригады, после окончания полета, я собираю записки и отправляю их помощнику Главного секретаря, который заносит оценки каждого судьи в компьютер, где и происходит окончательная обработка результатов.

 – Арбитры проходят какой-либо отбор, чтобы судить соревнования по высшему пилотажу?

– Как правило, судьи в самолетном спорте, это действующие спортсмены-летчики или же спортсмены, которые когда-то выступали. В начале спортивного сезона они проходят судейский семинар по правилам проведения соревнований по самолетному спорту и критериям судейства. Все судьи делятся на категории: третья, вторая, первая и спортивный судья всероссийской категории (ССВК).

 – Что нужно, чтобы стать судьей по высшему пилотажу?

– Во-первых, изучить правила самолетного спорта и критерии судейства. Пройти судейский семинар и сдать зачет, потом принять участие в соревнованиях по самолетному спорту в качестве ассистента судьи по пилотажу, получить третью судейскую категорию и работать на соревнованиях по самолетному спорту в судейской коллегии.

 – Насколько принципиально иметь собственный опыт участия в соревнованиях?

– В самолетном спорте это приветствуется. Это здорово, когда судья сам действующий летчик-спортсмен. При оценке фигур пилотажа сразу ясно и понятно, как должна выполняться фигура пилотажа, и видны все ошибки и отклонения.

 – В сентябре этого года в Румынии пройдет чемпионат Европы по высшему пилотажу. Будете ли вы там судить?

– Нет. На чемпионат Европы определена судейская бригада, от нашей страны туда отправятся судьи международной категории Александр Мякишев и Владимир Ражин. Что касается международных стартов по самолетному спорту в 2021 году, это вопрос пока открытый из-за ограничений, связанных с коронавирусом.

 – Используют ли судьи какие-то специальные инструменты во время оценивания полетов, бинокли, например?

– Нет, только свои глаза. На поршневых самолетах полет на результат длится всего 4,5 минуты, а спортсмен порой готовится к нему целый год – именно поэтому судей много: даже если один из нас не увидит фигуру, ее оценят остальные, при этом будут учитываться все оценки. То есть такое большое количество арбитров полностью исключает предвзятое судейство. Кроме того, сами судьи также получают оценки за свою работу на соревнованиях, на основании их составляется рейтинг работы международных судей, лучших приглашают на следующие старты.

Вернуться ко всем новостям