15 июня 2021

Дмитрий Мотин: «Достичь столь значимого результата удалось под руководством опытных наставников»

 

12 июня на аэродроме «Калуга-Орешково» состоялись первые в истории современной России соревнования по высшему пилотажу на реактивных самолетах – Кубок Гагарина. Абсолютным победителем соревнований стал президент Национальной ассоциации авиационных гонок Дмитрий Мотин, которому удалось набрать 2226,06 очков и превзойти ближайших преследователей – Романа Седых и Владимира Роднищева. В интервью RussianAirRace обладатель Кубка Гагарина оценил свое выступление на прошедших соревнованиях, поделился мнением о судействе, рассказал о собственных планах на текущий сезон, а также определил перспективы развития высшего пилотажа на реактивных самолетах в нашей стране.

– Поздравляю с победой на Кубке Гагарина! Довольны ли вы своим выступлением на этих соревнованиях? Все ли удалось?

– Всегда хочется большего. Конечно, я доволен первым местом, но я-то видел все свои недочеты и знаю, где бы мог слетать лучше, если бы не помешал ряд факторов. В первую очередь, рад, что удалось провести это мероприятие, что нашлись девять пилотов, готовых помериться своими силами. Здорово, что мы возрождаем эту дисциплину самолетного спорта, в том числе и в авиационных гонках, которые невозможны без качественного и безопасного пилотирования

– Оцените состав соперников на кубке Гагарина. С кем из них было тяжелее всего бороться? 

– Конкуренция была непростой – это и пилоты Владимир Лисняк и Антон Вареха из пилотажной группы «Реакторы», и военные летчики высшего класса Владимир Роднищев, Владимир Москаленко и Владислав Деревянко, и летчик-испытатель Роман Седых. С довольно небольшим отрывом по оценкам судей отстал Антон Вареха, наверное, это самый сильный соперник на следующих соревнованиях.

– Некоторые участники высказывали мнение, что судьи были излишне строги. Что вы скажете о судействе на Кубке Гагарина?

– Владимир Котельников и Людмила Зеленина – спортивные судьи всероссийской категории (ССВК), Владимир Ильинский — спортивный судья I категории. Все они не только сами спортсмены-пилотажники высочайшего класса, но и спортивные судьи с опытом судейства международных соревнований. Как неоднократный участник соревнований по высшему пилотажу на поршневых самолетах, могу сказать, что там они судят еще строже. Думаю, что судьи делали некоторое снисхождение к большинству участников, так как знали об отсутствии у них соревновательного опыта и, возможно, не судили всех строго, понимая, что это первые соревнования на реактивных самолетах за прошедшие 30 лет.

– Подобные соревнования не проводились в нашей стране около 30 лет. Довольны ли организацией? 

– Действительно, подобные состязания не проводились в России с 1991 года. Мы, команда «Русских авиационных гонок», сделали это! Конечно, это стало возможным, благодаря всесторонней поддержке Комитета национальных и неолимпийских видов спорта России (КННВС России) и лично президента Романа Лазировича Илиева. За что искренне благодарю его от имени всех участников соревнований и всех тех, кому не безразлична судьба отечественного спорта!

– Соревнования в «Орешково» прошли в закрытом для зрителей формате. С чем это связано? 

– «Орешково» – это не только аэродром спортивной авиации, но и уникальный музей авиационной техники, обладающий весьма редкими экспонатами. Их содержание требует достаточных затрат, в том числе по охране. Посещение же зрителями этого спортивного мероприятия потребовало бы увеличение сил и средств по охране этих экспонатов, к чему руководство музея пока не готово.

– Когда и где планируется провести следующие соревнования на реактивных самолётах?

– Сейчас, после Кубка Гагарина, предстоит серьезный анализ, выявление организационных ошибок и работа над ними. Это, конечно, не первые соревнования по высшему пилотажу, которые мы проводили. Были и чемпионат мира по высшему пилотажу, проведенный нами в 2017-м году в Туле, и ряд всероссийских и региональных соревнований по самолетному спорту, но все они, кроме Кубка России в авиагонках Формула-1, проходили на поршневых самолетах. С реактивными самолетами все значительно сложнее, как в плане организации, так и в плане их финансового обеспечения. К сожалению, федерация самолетного спорта России не готова финансировать проведение тренировочных мероприятий и спортивных соревнований в этом классе. Поэтому будем изыскивать внебюджетное финансирование, искать спонсоров, в первую очередь, – топливных, поскольку затраты на авиационный керосин – самая большая составляющая всех расходов на проведение соревнования.

 – Сколько подобных стартов планируется в текущем сезоне? 

– Говоря о планах текущего года, можно отметить, что спорт на реактивных самолетах наши зрители и все любители авиации обязательно увидят в этом году. Чемпионат России по самолетному спорту в дисциплине «Авиагонки — Формула-1» и, в том числе, в классе реактивных самолетов, планируется в октябре в акватории бухты Геленджика. Это событие стало возможным благодаря поддержке нашей инициативы со стороны министерства физической культуры и спорта Краснодарского края, министерства транспорта и дорожного хозяйства Краснодарского края и администрации города-курорта Геленджик. Надеюсь, в этом сезоне нас ждут и другие мероприятия, о чем мы будем своевременно информировать.

– Стоит ли в приоритетах увеличение количества участников в дальнейшем? 

– Безусловно, увеличение участников является одной из наших главных задач. Мы хотим возродить спорт на реактивных самолетах и надеемся на заинтересованность Воздушно-космических сил и ДОСААФ России в повышении качества летной подготовки их инструкторского состава.

 – На ваш взгляд, много ли в нашей стране на данный момент пилотов, способных состязаться на реактивных самолётах

– В настоящее время в России десятки потенциальных участников соревнований – это военные летчики и пилоты «Русских авиационных гонок», готовые переучиться на реактивные самолеты. На следующих соревнованиях по высшему пилотажу на реактивных самолетах, которые, я надеюсь, мы проведем уже в виде официального чемпионата России, удастся собрать два десятка высокопрофессиональных летчиков.

– 19 сентября 2020 впервые в мире прошли авиационные гонки на реактивных самолётах. По итогам этих соревнований вы заняли девятое место. Вчера вы стали первым. Лично вам высший пилотаж ближе? 

– Я начал летать на реактивных самолетах сравнительно недавно и на момент проведения авиационных гонок в этом классе еще не имел хорошего опыта пилотирования реактивного самолета на предельно малых высотах. Старался как мог, но заслуженно тогда занял девятое место. С тех пор я много тренировался как на реактивных, так и на поршневых самолетах. Достичь столь значимого результата удалось под руководством опытных наставников Владимира Москаленко и Алексея Иванова. Если сравнивать авиационные гонки и высший пилотаж, то, конечно, авиационные гонки мне ближе (я же все-таки президент Национальной ассоциации авиационных гонок), но как действующий пилот авиационных гонок и летчик-инструктор, я понимаю, что подготовка пилотов в авиационных гонках и их безопасное и красивое участие в этих соревнованиях основывается, в первую очередь, на высшем пилотаже. И в классе поршневых самолетов, и в классе реактивных. Именно поэтому Национальная ассоциация авиационных гонок будет и в дальнейшем развивать высший пилотаж на реактивных самолетах, на наш взгляд, незаслуженно забытый в последние десятилетия.

– Какие планы на текущий сезон у вас как у спортсмена? В каких соревнованиях планируете выступить в этом году? Планируете ли принять участие во всех этапах авиационных гонок? В авиагонках будете выступать в классе поршневых самолётах или реактивных? 

– Я не только организатор, но и участник авиационных гонок как в классе поршневых, так и в классе реактивных самолетов. Горжусь тем, что не пропустил ни одних гонок кроме I чемпионата России в 2018 году, в котором являлся его директором, а не участником. В планах участие во всех гонках сезона 2021 года.

– Сколько часов в неделю должен летать пилот, чтобы иметь шанс демонстрировать высокие результаты на соревнованиях по высшему пилотажу?  

– Полеты на высший пилотаж из-за их сложности в психофизическом плане достаточно скоротечны. Средний по времени полет на отработку фигур высшего пилотажа, как правило, занимает не более 20 минут. Обычно спортсмен делает в день два, реже три таких полета. Возможность тренироваться есть не всегда и не у всех. Хорошо, если это два дня в неделю. Однако в средней полосе России, где мы живем и тренируемся, спортивный сезон короткий – с мая по октябрь. К тому же, неблагоприятные метеоусловия вносят свои коррективы в график тренировок. Поэтому средний налет за год спортсмена-пилотажника это 40 — 60 часов. То есть, примерно час в неделю, к сожалению.

– Какая ваша любимая фигура в высшем пилотаже? Какая даётся труднее всего?

– Говоря о любимой фигуре в высшем пилотаже надо определить, о каком классе самолетов идет речь: у поршневых и реактивных самолетов совершенно разные тактико-технические характеристики, и, как следствие, совершенно разные возможности в пилотаже. Если говорить о реактивных самолетах, то это вертикальная восьмерка, а если о поршневых – таких фигур много, например, бочка на вертикали с выходом на последующий прямой или обратный штопор.

 

 

Вернуться ко всем новостям